?

Log in

No account? Create an account

Дневник пана Тюркиста

Previous Entry Share Next Entry
ИСТОРИОГРАФИЯ « А-ЛЯ ПОСТ-СТАЛИН »
Turan
ziyadli
прим: автор статьи неазербайджанец, с ним я познакомился на сайте Евраазика, его ник oguzer, я решил привести эту статью, так как ее считаю любопытной

_____

Известно, что в сталинское время, борьба с «пантюркизмом» и «пантуранизмом»
в литературе и в истории была одной из основных занятий советской научной
интеллигенции.Даже после Великой Отечественной войны по заказу из Кремля
древнетюркский эпос « Китаб-и Дэдэ Горгуд » был объявлен «анти-коммунистическим» и
«националистическим» (?!). Но и после Сталина борьба с «пан-тюркистко-туранистичес-
кими ведьмами» продолжалась, вплоть до горбачевской перестройки.
Стажируясь в историческом факультете Бакинского Университета, а также в
Институте Археологии и Этнографии АН Азербайджана я собрал воспоминания
старых ученых, которых сейчас можно назвать «тюркистко-КэГэБэшными
байками».



* * *

«Новейшая агванская история после Октябрьской революции»

1974 г.Юсиф Юсифов опубликовал новое свое произведение о тюркизмах в «Истории
Агван(Албан)» албанского летописца Моисея Каганкатваци. Смысл статьи заключалось
в том, что сам албанский язык считается мертвым, после насильного подчинения арабами
агванской церкви армянской (союзницей арабов), все церковные книги албан были пере-
ведены на армянский (с редакцией) или уничтожены. Известно что, часть агван
армянизировалась, часть приняла ислам, другая часть эмигрировала в восточную
Византию и огречилось. Ну так вот, по историку при переводе книги «История Агван»
армянские компиляторы оставили массу, грамматических и смысловых
выражений и слов указывающих что, албанский язык относился к тюркским
. Ммм-даааа…
Этого уже ученому-мужу «не простили»! В конференции историков в столице СССР
некоторые историки из Еревана, Ленинграда и Москвы открыто высказали свой
«протест» против «пантуранистически» настроенного ученого. Ю.Юсифов рассказывал,
самое интересное было то, что после его доклада на научной основе никто его не
критиковал, а были лищь лозунги с пеной у рта, и академик Играр Алиев поддакивал всем
этим ученым: « Я же вам говорил что, он пантюркист!». Ученый был вызван в КГБ
Аз.ССР, где ему офицер порекомендовал, чтобы больше профессор «не трогал»
албанскую тему, ну и что из того что, ученый знал древнеармянский (грабар). По словам
ученого, он жалел только об одном что, из-за его этой статьи досталось и ред.коллегии
журнала «Советская тюркология» (Юсифов Ю. Б. О некоторых языковых элементах
тюркского происхождения в сочинении албанского историка – Советская тюркология,
1974, № 2 )

* * *

«Пантюркизмы в этнографии»

1978 год. В одном из бюллетеней АН Аз.ССР вышла статья исследователя по
исторической этнографии края канд. ист. наук Гиясэддина Гейбуллаева. В статье
говорилась что, на языках не-тюркоязычных этнических групп края есть тюркизмы,
которые не встречаються в тюркских языках Закавказья. Вроде обыкновенная статейка.
Но зоркое око пламенных борцов с пантюркизмом сразу в этой статье разглядело «бур-
жуазно-националистическую крамолу». Дискуссия по этой статье в зале Инст. истории
перешла в словесную перепалку с употреблениями «идеоматических выражений»,
мягко говоря, не столь соответствующих этическим нормам. Даже академик Играр
Алиев в пылу «коммунистическо-антитюркисткого перегара» выкрикнул:
-- Что, с вами происходит? Гиясэддин, ты и Зия Буниятов, Ворошил Гукасьян
(удин по нации—Oquzer), вы же не тюрки, а представители этнических меншинств или
полукровки! Что же вы «пантюркизм гнете»?!
( намек на статью В. Гукасьяна (Гукасьян В. Л. Тюркизмы в албанских источниках –
Советская тюркология, 1977, №2) и на перевод академика З.Буниятова некоторых
арабских источников где население Южного Кавказа называлось «тюрками» еще в 7 в.—
Буниятов З. М. Обзор источников по истории Азербайджана. Источники арабские. Б.
1965; его, Азербайджан в 7-9 вв., Б., 1965)

* * *

«Cимпозиум протоалтайцев»

1973 г. В Баку открылась научный симпозиум по проблеме этногенеза
азербайджанцев.Симпозиум рассчитанный на десять дней, продолжался всего … два дня!
По анонимным жалобам «трудящихся» с подачи КГБ, бедной АН Аз.ССР больше ничего
не оставалось, как прикрыть лавочку симпозиума. А анонимные «трудящиеся»
жаловались что, на симпозиуме в выступлениях часто слышатся такие анти-
коммунистические слова как, «тюркизмы», «протоалтайцы в Передней Азии», «шумеры»,
«миграция европоидов среднеземноморского типа «Каспи» на Восток», «приток
древнетюркских племен в Закавказье до н.э.» и другие нехорошие словечки.


* * *

« ГэБэшная версия этногенеза»

1979 г. профессор, доцент, зам. Инст. истории АН Азерб.ССР, участник Великой
Отечественной, Герой СССР, и т.д. и т.п., Махмуд Исмаилов написал статейку об ос-
новных моментах этногенеза азербайджанского народа. Ученый опираясь на выводы
лингвистов, археологов и на исторические факты выдвинул мысль что, азербайджанцы-
этнические тюрки и др. тюркские народы Южного Кавказа и Ирана имеют аборигенные
корни и процент «тюркизации» (ассимиляции) в процессе этногенеза был очень низкий,
а доля консолидации очень высока. Так по нему, тэзис «об отуречивании во время Сель-
джукского притока в Азербайджан и в Иран» не имеет под собой ни фактической, ни
логической основы. Основная масса Огузов-туркмен переместилась в Византию
(Анатолию), так как Сельджуки шли с лозунгами «о спасении ислама» и «святой борьбе»
с православной Византией. Вот. в формировании современных турок (западной
Анатолии) доля ассимиляции за всю историю была высока. А в Азербайджан
туркменский наплыв начался гораздо позже, когда начались шиитско-сунитские войны
между Османцами и Сефевидами с 16 вв. И к тому же эмигрировавшие из Анатолии
шиитские туркменские племена сами растворились в давно сформировавщейся тюркской
массе местных и влияние их было ничтожно мало. Сегодня в турецком языке много
фонетических и грамматических сходств с туркменами Туркменистана, чем с тюрками
Азербайджана и Ирана. Так, профессор заключал, что азербайджанский язык
сформировался окончательно еще до10-11 вв. по ходу исламизации местных и пришлых
тюркских племен
Но профессор сделал большую ошибку. Нет, не научную, а политическую…
Четыре года назад до этой статьи, в 1975 г. в Баку была репрессирована группа ученых и
студентов. Кружок любителей истории во главе с академиком Худу Мамедовым
постепенно трансформировалась в полулегальную организацию по спасению родного
языка. Студенты начали выпускать листовки и стен.газеты в которых требовалась
усиление азербайджанского языка в преподовании и в переводе учебников. Так же,
пересмотр основных официальных тезисов истории края... Pеакция была в стиле КГБ…
Академик на долгое время оставался под домашним арестом. Допрос с пристрастием
его не затронул (все таки, академик). Но «младшему офицерскому составу» кружка
досталась по полной программе. Аресты, пытки, исключение из комсомола и партии,
из институтов и академии, осуждение и т.д. По справедливости, репрессии не были столь
жестокими, как в России и на Украине в те времена. Гейдар Алиев, как и Кунаев, все таки
защишал своих интеллигентов как мог… Но эта другая история…
И вот гэбэщники напрягли свои уши и взоры по сигналам «анонимных трудящихся».
Не ужель-та не искоренили, не ужель-та опять началось?.. Уважаемый ученый был
приглашен в полит.отдел ГБ республики. Конечно, он никакой-то там студент, что-бы
его избили, выдернули ногти и вставили диоды… Все таки, ученый с именем и герой
войны… Ему только сказали что, слово «тюрк» довольно часто употребляется в статейке.
М. Исмаилов рассказывал что, в издевку, он начал этого «пацана в мундире» учить как
надо ловить шпионов США. Поняв, что над ним издеваются, молодой гэбэшник вышел.
В место него вошел давний приятель ученого, старый гэбэшник и на коленях его умолял
что, если он не сделает того, о чем требует руководство ГБ, этого старого друга-
гэбэшника могут даже устронить от дел, а ему надо, что бы до пенсии устроить своих
детей в «тепленкие местечки». Ну и ладно; ученый махнул рукой… И через месяц
выходит «переиздат» статьи с «высоконаучной» терминологией :
«… азербайджанский язык и народ сформировался в основном консолидацией
древнеазербайджанских языков (?!) и древнеазербайджанских племен, как аборигенных,
так и пришлых (?!)»
Тут уж, комментировать нечего…


* * *

« Аз и… ГБ »

1984 г. Во время занятий в факультете литературы гос.университета в Баку,
прямо с аудитории вызвали преподователя в деканат. В деканате преподователя
ждали декан, парторг, проректор, несколько лиц в «строгогражданскойформе» и
студент тюркологического факультета, которого родители уже два дня
обыскались. Студент выглядел разбитым, в прямом смысле слова. Фингалы под
глазами, опухшие губы и нос. Морально сломленный студент подняв указательный
палец левой руки (правая была в гипсе), показал на преподавателя. А преподавателем
был – канд. наук, тюрколог, член ред. коллегии журнала «Сов. тюркология» Айдын
Мамедов. Студент с явно пустыми глазами посмотрев на А.Мамедова произнес:
-- Да, это он дал мне книгу писателя-казаха.
Лицо в «строгогражданском» язвительно улыбнулся и сказал :
-- О-о-о, Айдын «эфэнди», опять Вы? И давно мы Вас в своей конторе не видели.
Даже соскучились, волновались… Куда это Вы пропали? Пройдемте с нами.
Опять за столиком сладостей и чая поговорим о древних тюрках, о шумерах, о гуннах и
о других интересных темах...
Но ученого естественно, не «отпрессовали». Была беседа, обыск, объяс-
нительная на счет того, откуда эта «запрещенная книга» и почему ученый отдал ее
студенту. Ученый заинтересовался, почему этот несчастный студент так выглядел. По
ответам гэбэщников они не знают, он подрался наверно с кем-то, до того как его взяли.
А.Мамедову запретили на несколько лет преподование. После, этот студент извинился и
признался ему, что он рассказал сокурсникам о книге Олжаса Сулейменова («Аз и Я»,
Алма-Ата, 1975) Кто-то из сокурсников, с обостренным чуством коммунистической
совести и очень редким талантом будущего «сэксота» просигналил в нужные органы.
Студент во время допроса повел себя как настоящий «партизан», и даже когда ему отбили
почки и сломали руку, он твердил что, книгу нашел в туалете (?!). Но когда ему, обещали
что, эту ночь он проведет в камере не один, а с представителями секс.меншинств, то он
сломался.


* * *

«Приурмийские делишки»

1987 год, знаток древней истории, эламитолог, спец. по древним языкам профессор
Юсиф Юсифов опубликовал статью (Юсифов Ю. Б. Ранние контакты Месопотамии с
северо-восточными странами (Приурмийская зона) – Вестник древней истории, 1987, №1).
Кратко, в научной статье утверждалась что в древних языках Передней Азии немало
«алтаизмов», и это связано племенами т.н. «приурмийской зоны». Т.е. племена
обитавщие вокруг озера Урмия (совр. северо-западный Иран) могли иметь алтайские
корни в 4-3 тыс. до н.э. Ой, что тут началось…
Азербайджанские ученые, основатели «советско-индоарийского течения» в истории
Закавказья Играр Алиев и Сумбат-заде жаловались в АН СССР, руководству республиканского
ЦК что, они давно подозревали этого «типа» в пантюркизме.

Профессор был вызван в полит.отдел ЦК Аз.ССР, где ему – ученому, какой-то там
партийный чиновник ясно объяснил что, «алтайцы» жили, живут и будут жить на Алтае,
а в «приурмийской зоне» жили «древние урмийцы» язык которых не подлежит
исследованиям. И потом, что за манера обращаться к западным исследованиям, когда
есть «родные советские книги»?!.

* * *



« Барашек-пантуранист»


В конце 70-х под Тбилиси археологи нашли большую скульптуру «барана», вы-
тесанной из целой каменной глыбы. Все поздравляли археологов с успешной находкой,
а ученые-грузинские писали об еще одном памятнике древних иберов. Но тут один
ученый сказал что, эти памятник чужд древним иберам. Это-персоязычный барашек,
так, еще Аристов писал что, в Закавказье памятники баранам ставили «индо-арийцы»,
конкретно, предки современных курдов. Спор был в разгаре, когда в костер подлили
горючего, археологи Идеал Нариманов и Кызласов, этнограф Гиясэддин Гэйбуллаев.
Мол, не уж-то, древние иберы со своими каменными баранами доходили до Саяно-Алтая,
или какой персоязычный народ ставил знаки в форме «барана» на свои пастбища. И с
боку у этого барашка не узоры, а древ.тюрк. руника или тюркские племенные тамги.
Пошли оскорбления в адрес «пантуранистов», те тоже не были подарками, отвечали
словами на чем наука стоит. Вмещался главный орбитр по науке—Контора Глубоких
Бурений. Все затихло. И «барашек-пантуранист» тоже исчез, как будто его и не было. До
сих пор неизвестно, где он пасеться…
Наверно, обиделся…


* * *


« Индо-Арена : взлет и падение »

Еще в 30-х годах ХХ в. молодой аспирант Играр Алиев написал книгу-очерк по
истории Мидии. В очерке говорилось что, Мидия была многоязычная по этническому
составу. Но ведущим этносом были потомки кутиев, которые возможно относились к
«протоалтайским» языкам. Молодой ученый доказывал, что в кутийской топонимике
много слов которые объясняются только алтайскими языками и мат. культура их
очень сходна с эламской, язык которых тоже был агглюнативным. Но потом начались
странные вещи. Молодой ученый через несколько лет, 1938 г., написал что, его
выводы насчет кутиев, были ошибочны. Язык энных невозможно отнести к
никаким известным языковым системам. Дальше больше, мол в Манне и в Мидии
население наверно, может быть был древнеперсидским. Но после войны, ученый,
развивая свою мысль убрал такие слова как, «наверно, может быть». Мол, население
Манны и Мидии «конкретно» было персо-индийским. И кто, ишет «алтайцев» в древнем
Иране, тот, извините за «нецензурку», пантюркист!
А как на самом деле происходила эволюция научных мыслей у будущего академика.
Дело в том, что со второй половины 30-х годов пошла новая волна репрессий. ЦК и ЧК
Азер.ССР должен был выполнить и перевыполнить план по выявлению «пантюркисто-
пантуранистических недобитков».В «ежовые руковицы» попали не только
младшенаучные работники, но историки более высокого масштаба как, академик
Чобан-задэ, Бахарлы, Салман Мумтаз и др. Естественно, у молодого аспиранта выбор был
невелик; или спорить с официозом, с перспективой «лагерной баланды», или же,
выполнить соц.заказ. Т.е. как во всех тюркоязычных республиках--древнюю историю
приписать на «индо-арийцев». Но, отступление не кончилось этим. Официоз требовал
«борьбу с пантюрко-туранистами». За спинами уже не спрячешся. И молодой ученый
начал выступать на комсом.собраниях с разоблачениями «бурж.-нац. элементов». Как раз,
началась компания по борьбе с «пантюркистом» Марром. Бывший его ученик, понял,
надо воспользоватся моментом, а то его тоже «спищут». Дальше уже все пошло по маслу.
Регалии и почет, уважение и должности, Уже член-кором АН республики, он стал
директором Инст.истории. Все шло отлично. Но, началось «оттепель хрушевская».
Появились младшенаучные сотрудники и любопытная студентура совавщие свои носы
куда угодно. И вот к концу 60-х эти «желторотики» подросли и начался новая волна
вопросов и критики истории. Но И.Алиев еще был тем крепким орешком. Но, чем
дальше, чем больше. «Новопантуранисты» начали подымать свои пресловутые головы.
Под самым носом академика был заядлый «пантюркист»: герой Великой Отечественной,
профессор, зам. того же института М. Исмаилов. Его не прошибешь; все таки герой войны
и фронтовой коммунист. Да к тому же, другой фронтовик, боевой товарищь Брежнева по
Малой Земле, тоже герой, директор инс. востоковедения, арабист, академик З. Буниядов,
тоже надоел со своей объективностью. Хотя он и не «пантюркист», но переводит арабские
источники дающие повод «желторотикам». А с начала 80-х по нарастающей пошла волна
критики официальной истории и критиканы даже ехидничали; кажись, Играр со своей
«индоарийской монополией» засиделся в инст. истории. Уже начали выходить даже
книги лингвистов, тюркологов, историков критикующие официальные постулаты
истории. «Самиздат» вообще обнаглел. Была переиздана книга Крамера «История
начинается в Шумере» переводом с турецкого, так как в советском переводе были
вырезаны нецензурные мысли о шумеро-тюркских параллельях. Но дальще …
Перестойка, война и развал СССР. Книги и статьи «пантуранистов» стали выходить с
большими тиражами. Статьи оппозиционных и проправительственных газет открыто
начали нападки на Играра Алиева и на др. «душителей исторической правды», «убийц
тюркского духа», «персидско-кремлевских агентов в науке». Играр Алиев напоролся
на то, с чем он боролся всю жизнь. 1993 г. во время вступительных экзаменов в аспи-
рантуру Инст. истории АН, вообще нервы академика не выдержали. Какая та пост-сту-
дентка на вопрос в билете о племенах Мидии ответила что, исконно территория Мидии
была заселена прототюркскими племенами, а с половины 1-го тысячилетия до н. э.
здесь начали появляться персоязычные племена. На бурную реакцию академика эта
пост-студентка холодна ответила что, единственно сохранивщийся слово мидян эта
«кебанк» (пес), и та относится к тюркским языкам. Полностью потеряв контроль над
собой академик воскликнул «Смотрите! Какая-та студентка учит меня! Твои и другим
детям мозги в университете вся эта «пантюркисткое отребье» отравили национализмом.
Жаль что, сейчас не те времена! Я тебе отметку не поставлю!». Но расстерявщейся
девушке отметку поставил зам.директора Инс. истории М. Исмаилов, сидевщий
рядом с академиком и довольно улыбающийся в бородку.
Чем дальше, чем больше портили жизнь ученому. В одном ток-шоу на ТВ спор
между академиком и тюркологом Ф. Джалалоглу перешло в открытое обвинение
в адрес академика в «фальсификаторстве», «анти-тюркизме» и т. д. и т. п. После
этого у академика обострился правасторонний параличь. Последний раз его концепция
нашла отрожение в издании книги об истории края, что привело к травле ученого.
Дело дошло до того, что академик обратился в полицию. Какие та подростки обзывают
его «персидским агентом, прихвостнем». Полиция обещала что, найдет и накажет
этих молодых «сереньких волчат», и больше ничего. Только по ночам академик выходил из
дома подышать свеженким воздухом. В институте он мало появлялся, оскорбления
со страниц газет лилось как весенний дождик. Злая ирония судьбы, постоянные
оппоненты академика Юсиф Юсифов и Г. Гэйбуллаев выступили в прессе и призвали
интеллигенцию и националистически настроенную часть молодежи прекратить травлю
академика, мол есть наука и научную дискуссию не надо переводить в полит. плоскость,
не надо уподобляться академику и если не такие оппоненты как Играр Алиев, то
не было бы и поиск аргументов и анти-доводов.
Еще один грустный штрих… Когда умер Играр Алиев и состоялись похороны,
несколько «авторитетов серых волков» «отдыхающих» в местах не столь уж
отдаленных, пустили «прогон» : мол, если кто-то умер, кем бы не был при жизни, не надо
осквернять его могилу, все таки некто был мусульманином…

* * *

Вот такие историографические байки… А многие ученые тех лет уже почили своей
смертью. Кроме, академика З. Буниятова; он был застрелен исламистами в подъезде
своего дома. Исламистам, получившие после «пожизненное», не понравилась его
комментарии к Корану, которого он сам же перевел на азербайджанский… Земля им всем
пухом…Аминь

  • 1
Интересная информация,спасибо и автору и вам. В евроцентристской историографии (в том числе советской) были и остаются запреты для тюркологии - "здесь можно, там нельзя". Без каких либо исследований всю культурную наследию Евразии за пределами Алтая (не редко даже там) относят к не-тюркам. Ответы заранее готовы, как будто рукой положили сами туда под землю - "либо индо-европейцы, либо кто то еще" а о тюрках и не слово, как будто нас здесь нет. Вся история Евразии связано с тюрками. Когда надо называть нас грабителями, разбойниками готовы признать тюрками кого хочешь, а когда речь идет о культурном наследии - молчание.

Вам будет интересно: читайте эту тему и там есть книга одна

http://forum.turan.info/showthread.php?p=90378

//В конце 70-х под Тбилиси археологи нашли большую скульптуру «барана», вы-
тесанной из целой каменной глыбы. //



На счет вот "каменных баранов", в Борчалы по крайней мере один сохранился, в селе Текели Сарванского района (груз. Марнеульский район), около старой части кладбища.

  • 1